Господь наградил его легкой смертью

Около трех часов ночи 22 июня 1941 г. послу СССР в Германии Владимиру Деканозову позвонили из германского МИДа: «Господин рейхсминистр фон Риббентроп желает видеть представителей Советского правительства в здании Министерства иностранных дел Германии». Так началась война для сотрудников посольства СССР в Германии.

Перед посольством России в сентябре 1941 г.

Последние инструкции

Александр Коротков

Пока решался вопрос об обмене гражданами обеих стран, работавшими до того в Германии и в СССР, выезжать в город разрешалось только первому советнику посольства Валентину Бережкову в сопровождении начальника внешней охраны посольства офицера СС Хайнеманна. Тем самым рвалась связь между работавшим в посольстве советским разведчиком Александром Коротковым и его столичной агентурой, при том, что за пару дней до начала войны из Москвы пришли новые коды, инструкции и деньги для подпольщиков.

Помог Хайнеманн, согласившись взять в одну из поездок в город с Бережковым и Короткова, чтобы тот, как объяснили немцу, мог попрощаться с любимой девушкой. За это Хайнеманн получил около 1000 марок, но не как оплату за услугу, а с объяснением, что деньги все равно нельзя вывезти из Германии. Состоялись даже две поездки. Коротков встретился с Элизабет Шумахер, связной между Коротковым и его берлинскими агентами сотрудником разведотдела люфтваффе Шульце-Бойзеном («Старшина»), советником имперского министерства экономики Арвидом Харнаком («Корсиканец») и сотрудником гестапо  Вилли Леманом («Брайтенбах»), членами подпольной организации «Красная капелла».

В конце Хайнеманн дал понять Бережкову и Короткову, что понял с кем были встречи. «Надеюсь, если придется, вы не забудете этого». После войны советские разведчики пытались разыскать оберштурмфюрера СС Хайнеманна, чтобы принять участие в его судьбе. Не удалось.

Тревожные шифровки

Слева направо: Заместитель резидента Александр Коротков (Степанов, Эрдберг), резидент Амаяк Кобулов (Захар), оперативный шофер Шуронолов.

 

За пять дней до начала войны из Берлина в Москву ушла телеграмма Короткова, где по информации от «Старшины» и «Корсиканца» говорилось: «Военные приготовления Германии для выступления против СССР закончены и удара можно ожидать в любое время». Москва молчала. Спустя два дня ушла еще одна шифровка – «Брайтенбах» сообщал, война начнется через три дня. Москва промолчала. Следуя московским установкам начальник Короткова Амаяк Кобулов, считал слухи о войне провокациями. Он, однако, не запрещал Короткову отправлять в Москву тревожные шифровки. В Центре к ним относились серьезно. Сталин считал иначе. За распространение панических слухов у Короткова могли быть серьезные неприятности. Но Германия напала.  

Электромеханик ОГПУ

Лейтенант ОГПУ Александр Коротков

Александр Коротков родился 22 ноября 1909 г. В службу внешней разведки, тогда ОГПУ (Объединенное государственное политическое управление), он попал случайно как хороший спортсмен. Начинал в 1928 г. как электромеханик по лифтам.

Обратил на себя внимание и через год  был принят в иностранный отдел ОПТУ. Проявил блестящие качества, прошел все ступени служебной карьеры и стал одним из руководителей внешней разведки СССР.

У него была феноменальная особенность к языкам. При обучении для работы за границей напряженно изучал немецкий и французский. Немецкому Александра обучал  бывший докер из Гамбурга,  участник восстания 1923 г., сотрудник Коминтерна.

Командировка в Париж

Удостоверение студента школы радиоинженеров

Первой зарубежной командировкой молодого разведчика в 1933 г. стал Париж. По пути три месяца стажировался в языке в Вене, после чего стал говорить по-немецки как коренной венец и в Германии часто выдавал себя за австрийца.

В Париже Коротков под именем австрийца чешского происхождения Районецкого (Рошнецкого) поступил в Сорбонну и одновременно в школу радиоинженеров. Работал в группе Александра Орлова, который в 1938 г. стал невозвращенцем, написав при этом Сталину, что не сдаст никого, если его и его семью не будут преследовать за границей. Преследований не было, Орлов никого не сдал.

Направление в Германию

Член «Красной капеллы» доктор наук Ганс-Генрих Куммеров («Фильтр»)

В 1936 г. Александра направляют в Германию. Среди контактов Короткова был член «Красной капеллы» доктор наук Ганс-Генрих Куммеров («Фильтр»), работавший в компании, выполнявшей военные заказы. Он передал информацию о боевых отравляющих веществах, данные о работе по созданию радиолокатора, акустической торпеды, танковых радиостанций, технологии получения синтетического бензина… В 1942 г. участвовал в подготовке покушения на Геббельса. После разгрома «Красной капеллы» Куммеров был казнен в 1944 г. В тюрьме Плёцензее после войны были найдены его записки: «Не считаю себя шпионом. Речь о том, чтобы помочь России защититься от соседей, алчно взирающих на эту страну, население которой составляли идеальные по мировоззрению люди, но еще слабые в области техники… С этой целью их друзья передавали русским сведения о вооружении, которое могло быть использовано для нападения на Россию…Так поступил и я». Такие взгляды были характерны тогда для многих думающих людей в Европе и США. В их числе были Андрэ Жид, Луи Арагон, Анри Барбюс, Герберт Уэллс, Ромен Роллан, Бернард Шоу, Теодор Драйзер…

Вы завербованы гестапо

В первые дни 1939 г. Короткова вызвали к руководству. Как говорят, лично Берия заявил ему: «Вы завербованы гестапо и увольняетесь из органов». И тому были «причины». В органы Коротков пришел по рекомендации Вениамина Герсона, расстрелянного как «враг народа». В Париже работал под началом Орлова, который к тому времени ушел на Запад. Но Александр опроверг обвинения, был восстановлен в органах и с повышением назначен заместителем начальника германского отделения 5-го отдела ГУГБ НКВД СССР.

Возвращение в Берлин

Александр Коротков с женой

В июле 1940 г. Коротков снова в Берлине. На этот раз с женой Марией Вильковысской. До того она десять лет прожила в Германии с родителями, сотрудниками советского Торгпредства, хорошо знала Берлин, прекрасно говорила по-немецки. Помогая мужу, вела часть агентурной работы.

Коротков прилагал все усилия, чтобы СССР успел подготовиться к надвигающейся войне. Он установил связь с антифашистом Адамом Кукхофом («Старик»), наладил контакт с подпольщиками во главе с бывшим мэром Лейпцига, в нее входил шеф берлинской полиции. Через Минск был налажен прямой радиомост «Старшины» с Москвой... Счет шел уже на дни.   

Война

В дни подписания капитуляции. Справа фельдмаршал Кйтель

В годы сражений с германским фашизмом Коротков руководил германским отделом разведки, преподавал в разведшколе. Не раз бывал за линией фронта. В ноябре–декабре 1943 г. обеспечивал безопасность «большой тройки» в Тегеране. Дважды побывал в Афганистане. Летал в Югославию для связи с Иосипом Броз Тито. В начале мая 1945 г. принял участие в подписании капитуляции, присматривая за немецкой делегацией. Запечатлен на многих исторических фотографиях.

После победы

Министр госбезопасности ГДР Эрих Мильке поздравляет А. Короткова с награждением орденом ГДР «За заслуги перед Отечеством» (в золоте).

Спустя год по окончании войны Александр Михайлович становится заместителем начальника внешней разведки. Имел прямое отношение к направлению в США Рудольфа Абеля и был против назначения к нему радистом Рено Хейханена, который впоследствии выдал Абеля. Своим «крестным отцом» Короткова  называли советские разведчики Мария де Лас Эрас Африка, Конон Молодый, супруги Леонтина и Морис Коэн…

В 1953 г. принимал участие в подавлении правого мятежа в Венгрии. После одной из поездок на танковой броне в его шинели было обнаружено 12 пулевых отверстий. Но ни одной царапины,

В конце 50-гг. генерал Коротков становится уполномоченным КГБ СССР при Министерстве госбезопасности ГДР. Поддерживал тесные служебные контакты и дружил с его руководством.  Вместе они создали разведку ГДР – одну из самых сильных в мире. Но тогдашнего председателя КГБ, Александра Шелепина, раздражали товарищеские отношения Короткова с немцами, вплоть до обвинений в пренебрежении интересами КГБ в пользу руководства ГДР. По-разному они оценивали и ситуацию в ГДР.      

Одно из последних фото Александра Короткова

Незадолго до сооружения Берлинской стены Александр Коротков был вызван на совещание в ЦК КПСС. Мог вернуться с него без погон. Но Шелепин не пошел на обострение и Александр Михайлович вернулся домой в приподнятом настроении.

Чтобы снять стресс, отвлечься, отправился поиграть в теннис, был заядлым теннисистом. В игре вдруг потерял сознание. Разрыв сердца. Ему было 52 года. Он покинул этот мир 27 июня 1961 г. Господь наградил его легкой смертью.

Генерал-майор Коротков был награжден орденом Ленина, шестью орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны I степени, двумя орденами Красной Звезды, многими медалями, зарубежными наградами. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Фонограмма передачи радио "Русский Берлин" об Александре Короткове слушайте здесь