Этот текст лег в основу передачи радиостанции "Русский Берлин".Фонограмма здесь.

Текст читает: Мария Кричевская

Автор: Александр Попов

ПРАЗДНИЧНОЕ ДЕЙСТВО «ЛАЛА РУК» В БЕРЛИНЕ

Принцесса Фридерика Луиза Шарлотта Вильгельмина Прусская, в замужестве за Николаем I Александра Федоровна.

Многие жители Русского Берлина знают, что немецкие принцессы часто становились супругами российских великих князей, но вряд ли большинство жителей немецкой столицы знают, что супругой российского императора Николая I была уроженка Берлина, дочь прусского короля Фридриха Вильгельма III принцесса Фридерика Луиза Шарлотта Вильгельмина Прусская. Выйдя замуж за будущего царя, она перешла в православие и приняла имя Александра Федоровна. Зимой 1821 г. она уже в качестве жены побывала в Берлине вместе с молодым супругом.  

Преподавателем русского языка великой княгини был поэт Василий Андреевич Жуковский. Зимой 1821 г. он был причислен к ее свите во время предпринятого великокняжеской четой путешествия в Германию. Берлин стал первой большой остановкой в поездке. 

«Еду прямо в Берлин, - писал поэт,  где пробуду до начала марта. Это не лучшая часть моего вояжа: буду видеть прусский двор - тут нет поэзии, но буду видеть Шиллеровы и Гетевы трагедии, буду слушать лучшую музыку - это поэзия».

Но вышло так, что именно благодаря прусскому двору русский поэт стал свидетелем и участником событий, которые стали одним из главных впечатлений его жизни.

Николай I в молодости

Прибытие дочери с супругом ее отец прусский король распорядился отметить великолепными празднествами. Главным стало театрализованное действо «Лала Рук», поставленное по мотивам одноименной «восточной повести» Томаса Мура, широко известной тогда в Германии и Франции.   

В «повести» рассказывается о романтическом путешествии дочери индийского падишаха Империи Великих Моголов Аурангзеба принцессы Лалы Рук к своему жениху будущему царю Бактрии.

Сценарий театрализованного действа был написан так, что в образах восточных жениха и невесты легко угадывались черты Александры Федоровны и ее супруга, а также обстоятельства путешествия из Берлина в Петербург, которое немецкая невеста русского великого князя проделала перед свадьбой.

В основу режиссерской идеи лег принцип чередования живых картин. Их перемены отражали этапы пути,  проделанного свадебным поездом принцессы. В последнем эпизоде на празднично убранной ладье невеста вместе со свитой переправлялась через реку к дворцу принца. Тот выходит навстречу и Лала Рук узнает в нем поэта, который сопровождал ее во время всего пути, развлекая прекрасными стихами и песнями. Надо ли сомневаться в том, что главные роли исполнили Александра Федоровна и ее супруг. Русской княгине тогда было 23 года, она выглядела потрясающе красиво и в жизни, и в роли индийской принцессы.

Других героев представления изображали члены королевского дома и часть русской свиты. В спектакле было более 120 действующих лиц. Общее руководство подготовкой действа осуществлял директор Берлинского королевского театра граф Карл фон Брюль; декорациями, костюмами и сценическими планами занимался художник-архитектор Карл Шинкель, музыку написал придворный композитор Гаспаро-Луиджи Спонтини.

Фрагмент завершающей процессии представления «Лалла Рук» с изображениями Александры Федоровны и Николая Павловича. Их несут на носилках.

Праздник состоялся 27 января 1821 г. в Королевском дворце, где большой зал и ряд комнат были превращены в сценические площадки. Антракты между действиями заполнялись танцами.

Жуковский был в восторге от зрелища. «Несравненный праздник, - писал он в дневнике,..  всему давала очарование великая княгиня; ее пронесли на паланкине в процессии - она точно провеяла надо мною, как Гений, как сон; этот костюм, эта корона, которые только прибавляли какой-то блеск, какое-то преображение к ежедневному, знакомому; эта толпа, которая глядела на одну ея; этот блеск и эта пышность для одной; торжественный и вместе меланхолический марш; потом пение голосов прекрасных и картины, которые появлялись и пропадали, как привидения, живо трогали, еще живее в отношении к одному, главному, наконец, опять этот марш - с которым все пошло назад, и то же милое прелестное лицо появилось на высоте и пропало в дали - все это вместе имело что-то магическое!»

После этого грандиозного представления имя Лала-Рук стало придворным прозвищем Александры Федоровны.