Русский вернисаж

Этот текст лег в основу передачи радиостанции "Русский Берлин". Фонограмма здесь

Текст читает: Мария Кричевская
Автор: Александр Попов

На рубеже  XIX-XX вв. Берлин стал одним из главных европейских центров притяжения для художников из России. Началось, как и следовало ожидать, с Сергея Дягилева, невероятно активного, пробивного импресарио, фактически открывшего Европе русское искусство в разных его проявлениях. В 1898 г. Дягилев организовал в Берлине первую групповую выставку русских мастеров. Она прошла в картинной галерее торговца произведениями искусства Эдуарда Шульте, которая находилась в конце Унтер-ден-Линден на Parizer Platz.

Лев Бакст. "Портрет Сергея Дягилева", 1905

Сергея Дягилева на организацию этой выставки вдохновил театральный художник Лев Самойлович Бакст, один из законодателей европейской моды на экзотику и ориентализм в начале XX в. На выставке были представлены работы самого Бакста, а также Исаака Левитана, Серова, Коровина, Врубеля... Эту выставку называют «экспортным вариантом» художественной экспозиции, устроенной в Петербурге только что созданным при активном участии Дягилева объединением «Мир искусств». Его члены исповедовали поэтику символизма и выступали как против академизма, так и против декадентства.

В 1903 г. на выставке в Берлине были выставлены картины Валентина Серова (широко известного как автора знаменитой «Девочки с персиками») и Василия Кандинского, проживавшего к тому времени  уже несколько лет в Мюнхене, а в Берлине выставлявшегося с 1902.

Виктор Борисов-Мусатов. «Весна».

Спустя год с большим успехом в немецкой столице проходит выставка русского художника-символиста Виктора Борисова-Мусатова. Ее устраивает известный издатель Поль (Павел) Кассирер.

Это был один из немногих случаев в короткой жизни художника (он умер в 35 лет в 1905 г.), когда его работы получили восторженные отклики, а не были подвергнуты ядовитой  критике или оскорблены  равнодушным молчанием.

Константин Сомов (1869-1939). Русская пастораль.

В 1906 г. Дягилев устраивает в салоне Шульте еще одну глобальную экспозицию. Он привозит сюда из Парижа выставку «Два века русской живописи и скульптуры». На самом деле и по времени, и по жанрам диапазон выставки был намного шире. Представлялись, например, древнерусские иконы XV в.

Но основу экспозиции составляли работы современных российских мастеров, таких как Александр Бенуа, Константин Сомов, Лев Бакст, Михаил Врубель, Валетнин Серов, Константин Коровин, Исаак Левитан, Николай Рерих, Борис Кустодиев, Кузьма Петров-Водкин и другие. Выставка имела огромный успех, как в Париже, так и в Берлине.

В обоих городах многие были удивлены тем, что в России действительно существует современное искусство - яркое, смелое, выразительное. Поначалу ведь ожидалось нечто в кокошно-сарафанном стиле. Выставка сопровождалась концертами и стала прологом к последовавшим затем знаменитым «русским сезонам» Дягилева прославившим перед Первой мировой войной русское искусство на всю Европу. Михаил Врубель тогда выставлялся в Европе впервые. Но в полной мере испытать наслаждение от успеха он не смог. Художник уже тогда был серьезно болен. Его рассудок разрушало тяжелое психическое заболевание.  В том же году Врубель ослеп и через четыре года умер.

В 1990 г. в Берлин приехал московский художник Дмитрий Врубель, потомок тех Врубелей.

Тогда, по случаю объединения Германии один меценат пригласил в Берлин 118 художников из 21 страны, чтобы они расписали один из участков Стены на темы, которые волновали бы их больше всего.

Главным произведением стал «братский поцелуй» Брежнева и Хоннекера, выполненный Дмитрием.  Этот рисунок обошел весь мир.

Василий Кандинский. «Страшный суд»

Трагически сложилась судьба издателя «Еженедельный журнал культуры и искусства» Der Sturm Херварта Вальдена, который очень много сделал для продвижения нового русского искусства в Германии после революции. Еще за год до Первой мировой войны в берлинской галерее своего журнала он устроил Первый немецкий осенний салон, на котором были представлены 336 работ 91 современного художника из 15 стран. Среди них российские мастера: Александр Архипенко, открывший в 1921 г. школу-студию в Берлине, братья Давид и Владимир Бурлюки,  Василий Кандинский,  Алексей Явленский, Михаил Ларионов, Марк Шагал…

Практически все специалисты единодушно отмечают огромное значение  Салона для искусства ХХ в. Здесь состоялась последняя выставка художников-экспрессионистов творческого объединения «Синий всадник» (Der Blaue Reiter), созданного в Мюнхене Василием  Кандинским и Францем Марком в 1911 г. В него, к слову, входил немецкий композитор-авангардист Арнольд Шёнберг. Некоторые из мастеров объединения впоследствии обратились к абстрактному искусству, войдя в число его основоположников. Далеко не всем немецким художникам, прежде всего, консервативно настроенным, пришлись по душе работы их коллег из России. Кроме идейных расхождений была здесь и толика ревности.

Херварт Вальден с супругой

Но вернемся к Вальдену. Музыкант по образованию, талантливый импресарио, человек с тонким художественным вкусом, он вошел в историю искусства как автор термина «экспрессионизм», который был впервые выдвинут на страницах журнала Der Sturm. Интересно, что первым немецким писателем, приехавшим в советскую Россию, был близкий к экспрессионистам Альфонс Паке (Paquet). В 1919 г. в Германии вышла его книга «В коммунистической России. Письма из Москвы» (Im kommunistischen Russland. Briefe aus Moskau. Jena, 1919).

Вальден был знаком со многими представителями российской творческой интеллигенции, среди них были Виктор Шкловский, Владимир Маяковский, Лиля Брик. Он неоднократно публиковал на страницах своего журнала  статьи прокоммунистической направленности. Его супруга Нелли Вальден писала в своих мемуарах, что «русский человек» притягивал Вальдена необыкновенно …. Такой человек, как мой муж, мог считать, что спасение для искусства должно прийти с востока».

В 1932 г., понимая, что несет нацизм Германии и особенно евреям, Вальдены переезжают в Москву. Здесь до 1939 гг. он активно сотрудничал  с выпускавшимся в России эмигрантским журналом Das Wort, в редколлегию которого входили Бертольд Брехт и Лион Фейхтвангер. В марте 1941 г. Вальден, однако, попадает под колесо репрессий и в октябре 1941 г. погибает в тюрьме в Саратове. Жена и дочь вернулись в Берлин.