Казаки в Берлине

Этот текст лег в основу передачи радиостанции "Русский Берлин" о взятии Берлина русским летучим отрядом во время Семилетней войны.

Фонограмма передачи здесь...

Фотографии можно увеличить.

Боевые действия Семилетней войны привела в конце сентября 1760 гг. к Берлину летучий отряд донских казаков из корпуса генерала Чернышева. Россия в этом конфликте воевала против Пруссии и Великобритании, ее союзниками  были Австрия, Франция, Саксония и Швеция.

Любопытный факт,  командовал казаками  один из представителей «золотого века авантюристов» генерал Готлиб Генрих фон Тотлебен, «лихой саксонец на русской службе». Когда-то он жил в Берлине, при императрице Елизавете перешел в русскую армию, отважно и нередко безрассудно воевал за Россию, пережил немало опасных приключений, был несколько раз ранен, побывал и в орденах, и в кандалах, оказавшись даже причастным неким образом к пугачевскому бунту. Но об этом позже… 

Картина Александра Коцебу "Взятие Берлина". Казаки выстроились слева вдоль стены Королевского дворца. В центре депутация городских властей вручает российскому коменданту хлеб-соль. Справа жители Берлина.

На предложение сдаться Берлин поначалу ответил отказом. Овладеть городом Галльскими и Котбусскими воротами русским с ходу не удалось, после чего начался обстрел города. Но к городу подходили австрийцы и саксонцы. Их берлинцы опасались больше, чем русских. Понимая, что с прибытием к осаждавшим подмоги, город неминуемо будет взят, жители Берлина решили капитулировать. Капитуляция была почетной. Принц Вюртембергский, который командовал обороной, получил возможность выйти войскам из города с личным стрелковым оружием. Тяжелое вооружение и прочее были оставлены. Русские взяли около 150 орудий, почти 20 тыс. ружей, несколько складов боеприпасов. Берлин избежал разрушительного решающего штурма.

Генерал-фельмаршал Захар Чернышев

Но принявший такую капитуляцию Тотлебен, впоследствии был обвинен в сговоре с пруссаками, поскольку позволил себе вести переговоры с принцем Вюртембергским через голову своего командира Чернышева. К тому же в рапорте императрице Елизавете Тотлебен отозвался о берлинцах весьма довольственно: «… к их чести следует отметить, что они необычайно сердечны». Но был сговор генерала русской армии со своими бывшими земляками или нет, неизвестно, 

Заняв Берлин, русские не тронули местного населения и его имущества, ограничились солидной контрибуцией. Тем временем к Берлину подошли австрийцы и саксонцы. Войдя в город, они, в отличие от русских, вволю его пограбили, хотя Чернышев поделился с союзниками и трофеями, и контрибуцией.

В период своего присутствия в городе русских старались ограждать местных жителей от грабежей и насилия. В ответ на достойное поведение российских военных горожане предложили 10 тыс. талеров в подарок военному коменданту Карлу Бахману, еще одному немцу на русской службе. Тот не принял подношение, заявив, что лучшей наградой для него было провести несколько дней в Берлине. Зная о положении дел в бранденбургской столице, французский писатель Вольтер писал в Петербург фавориту Елизаветы графу Шувалову: «Ваши войска в Берлине производят самое благоприятное впечатление». Единственные, кто пострадали от русских, были некоторые берлинские газетчики, которые писали о российских военных «очень дерзко, обидно и лживо». Газетчиков было решено прогнать сквозь строй, но впоследствии наказание им смягчили. 

Фридрих II

Тем временем Фридрих двинул к Берлину 70-тысячную армию. Узнав о подходе многократно превосходящих сил противника, казацкий спецназ вместе с австрийцами и саксонцами покинули город. Русские забрали символический ключ от Берлина, который по легенде потом был передан на хранение в Казанский собор Санкт-Петербурга.

В военном отношении взятие Берлина не имело большого значения, но возымело громкий политический резонанс. Все европейские столицы облетела фраза, брошенная графом Шуваловым: "Из Берлина до Петербурга не дотянуться, но из Петербурга до Берлина достать всегда можно".

А Тотлебена в июне 1761 г. обвинили в переписке с Фридрихом и отправили в цепях в Санкт-Петербург. Сначала он был приговорен к ссылке в Сибирь, а через два года и к смертной казни. Но пришедшая к власти Екатерина помиловала «лихого саксонца». Лишенный чинов и наград, он пожизненно был изгнан из России, но в 1768 г. вернулся назад и добился направления на Кавказ, где умело воевал и за проявленную храбрость получил окончательное прощение.

И теперь о Тотлебене и Пугачеве. С берлинским эпизодом в военной биографии русского генерала Тотлебена связана легенда, на которую указывает Пушкин в «Истории Пугачевского бунта». Будто бы именно Тотлебен невольно подал мысль стать самозванцем Пугачёву, рядовому казаку – участнику похода на Берлин, сказав ему, что он похож на наследника российского престола, будущего императора Петра III. Однако, на дошедших до наших днней изображениях Петра III и Пугачева такое сходство усмотреть трудно.

Россия вышла из Семилетней войны сразу после неожиданной смерти Елизаветы Петровны. Престол на короткий срок перешел к Петру III, фанатичному поклоннику Фридриха, пославшему своему кумиру пальмовую ветвь мира чуть ли не на следующий день после того как императрица отошла в мир иной. А через четыре месяца был подписан мирный договор, по которому «все области, города, места и крепости, его прусскому величеству принадлежащие, кои в течение сей войны заняты были российским оружием» возвращались Фридриху без всяких контрибуций и компенсаций с его стороны.

  • Царь Петр III, на которого по легенде был похож Емельян Пугачев

  • Емельян Пугачев. Сходство с Петром III не просматривается.

  • Переговоры о сдаче города. Тотлебен лежит на диване. На переднем плане бутылки с вином